Главная » Статьи » Часть 3. Зрелость

11. АЛЖИР: ВЫСОКИЕ ПЛАТО

Эти алжирские Плато похожи на наш Казахстан и даже Прикаспий, который я уже упоминал. Только там низменность (-20м.), а здесь – ровное нагорье (+2000м). Но и там и здесь - каменная полупустыня и «месторождения» овец, такие же соленые озёра, да заселено погуще.

Алжирский рынокТут мы всегда обедали «самой вкусной бараниной». Здесь мой друг – переводчик (Олег Филипенко) угостил меня самым вкусным и ценным, что есть у барана,- его жареными на гриле яйцами. Может для барана «это» действительно самое ценное, но на мой вкус- грудинка и рёбрышки вкуснее. Да и вообще вкуснее барашка, которого я ел на горе М. Богдо (описал выше) быть не может. Здесь, пока жарят баранину, подают «харису»- такую «взрывчатку» из перца красного, чеснока и томата, политую оливковым маслом. Макают туда корки батона (а мякоть не жрут). Я хватанул раз и долго сидел с раскрытым ртом.

Они (арабы) едят ещё смешные (величиной с мизинчик) красные колбаски «мергески» и микрошашлыки - штук 10 кусочков свежего мяса на вязальной спице. Вообще они во все колбасы добавляют красную краску, поэтому я сразу не понял, что это.

Шашлык на берегу моряОдин раз я сделал настоящие шашлыки. Им очень понравилось.

 А ещё национальное блюдо «кус-кус»- в пароварке варятся мясо и овощи, а наверху парится крупа кус-кус. Через 1 час крупа высыпается в миску, поливается бульоном, а сверху кладётся мясо и овощи. Люсе очень нравится. Я же предпочитаю плов с курдюком.

На этих Высоких Плато много плантаций, где рядом растут красный перец и небольшие, круглые помидоры, и стоят заводики, производящие эту самую «харису». Помидор приличных я у них не видал. Когда я под окном посадил «Бычье сердце», соседи сбегались посмотреть на чудо, но упёрли, как только плоды забурели. Утром раскрыл окно, ставни, а там только песок и поломанная ботва. Зато на подоконнике – скорпион. Шофер успокоил меня, мол здесь крадут чаще, чем увидишь скорпиона. Поэтому очень боятся всяких «гадов». Но вот мол, совсем недавно скорпион заполз в штаны мулле и ужалил его во время намаза. Этот мулла был мой знакомый, бывший офицер. Я вежливо осведомился, не умер ли такой хороший мулла? Нет, он долго, громко кричал, зато у него прошел радикулит.

А на потолке у меня вечно висел геккон и ловил мух и комаров. Арабы вообще (городские) ужасно боятся всякой «дичи», особенно – змей. Слово «серпула, serpant!» приводит некоторых в оцепенение.  Один раз мы с Людмилой чуть не «прищучили» большую змею, но увидели только хвост. Заползла в куст и шипела, как паровоз. Судя по громкости, это был большой полоз. Но однажды, приехав на участок, я увидел, что работа не идет,  двое арабов (геофизики), добежав до асфальта (магнитометр бросили), ждут меня. Объяснили, что там появился «буруэйн», а это очень опасно. Я стал их стыдить, что они закончили колледж во Франции, а боятся какого-то злого духа «Мумбо – юмбо», как какие - то «черноногие» (то бишь негры, это очень обидно). «Он живой! Это очень ядовитая серпула. Очень быстро бегает!». Тут и я задумался, ведь ни одна серпула, даже в Африке,- не бегает. И что? Это оказалась толстая зеленая (что и привело их в ужас) ящерица!

Самый большой город на этих Плато, на востоке, почти у границы с Тунисом, - Константина, построенный в честь римского императора. Только здесь понимаешь, что Плато действительно Высокие. Её (Константину) рассекает ущелье глубиной до 100м. Висячий мостик, римские развалины (мрамор). Центр торговли контрабандным жемчугом, кораллами, золотом…. Мы туда приехали, чтобы это все скупить, и я спросил у жандарма(!), где эти лавочки. Жандарм сделал круглые глаза и ответил, что отродясь у них не торгуют контрабандой. Представляю, как ржали его друзья, когда он рассказал им о русском придурке. Насчет «границы» громко сказано. Нет никакой границы, а только КПП на дорогах. Мой шеф-араб как-то жаловался, что эти «трабанд» (контрабандисты) носятся, как зайцы, всю картошку истоптали.

И вообще у них как-то все «вывернуто». У нас, коли уж пост, так 30 суток, а у них рамадан- 30 дней, так как ночью, после первой звезды жрут, пьют и курят, а днём ничего в рот нельзя брать.  Один болгарин (геолог наш, стройматериальщик), покупая на рынке маслины, «забылся» и одну попробовал, и… получил вилкой в зад. Надо бдеть! Некоторые арабы на время рамадана уезжают во Францию, другие забегают к нам курнуть. Даже лекарство нельзя днём пить и сексом заниматься. В этот месяц у меня переизбыток полевиков - арабов. Взял бутылку с водой - и шмыг в кусты, вроде бы «по большим делам», а там можно и попить и покурить. Но для этого нужно пожертвовать «халявным кофе», который носят по кабинетам фирмы. А на  «день рождения фирмы» выделяют даже 2 туши баранов на вертеле!

Но продолжим о границе. Я целый год прожил в 100 м. от моря, но ни разу не видел пограничников или военных кораблей. Один раз только видел колонну (как раз выполз из колючек к асфальту) каких-то ржавых (может – камуфляж) «катюш». Впереди, рядом с водителем, сидел рыжий  «Ванька». Я ему помахал молотком, а он мне - фуражкой арабской. «Який же араб не береже  рiдну алжiрську землю?» Судя по ржавчине - у него те же проблемы, что и у меня с «полевыми арабами». Но на своих частных полях и огородах они всё же когда-то работают. Ибо там растут цитрусовые, инжир, оливы, гранат, а у одного «ботаника» даже банан, закутанный в пленку! Это в его огороде, но рядом - гора мусора, а если рядом «уэд» (овраг), то и в нем полно. А ведь выше жилухи вода чистейшая. Как только дунет ветер (а он частый гость), пакеты улетают в окрестные леса и там оседают, как ибисы, на пробковых дубах.

Алжирский ландшафтСпасают какие-то чудные цветы, затягивающие ковром эти горы мусора весной.

 Получается альпийская горка, ярко зеленая, вся в крупных цветах (до 5см.) – белых, розовых, красных. Бог- Природа учит и помогает придуркам. А на наши помойки (у дач) Бог послал ежевику и хмель.

А вчера на Челябинск послал метеорит (видать у него среди стекольщиков свой любимчик, дал ему работу).

Вернёмся же к нашим садам. Бывает, что сады не компактно, у дома, а отдельные оливы в лесу (дикие), но колючки вокруг вырублены. Ульи видел 1 раз, в 2 раза меньше наших. Но, как-то проползая в колючках, услыхал гул пчёл, и увидел 3 «колоды». Это у нас когда-то (в древней Руси) делали их из дуплистых деревьев. А здесь, как бочки из коры пробкового дуба. Рассказал своему рабочему Самиру (его усадьба в 300м.) и шефу- арабу. Они очень обрадовались: «Мьёль», да на халяву! И стали готовить грандиозную операцию - резиновые комбинезон, перчатки и сапоги (наш противохимический Л-1), противогаз. Пчёлы-то африканские, убийцы! Меня от операции, как иностранца и шишку (эксперт), отстранили. Но всё же я в 150м на бугре стучал по камням изо всех сил.- договорился, что буду стучать, если появится кто-то чужой. Короче - «на стрёме». Потому я и стучал, что какой-то фраер обрезал кору дуба. Но Самир зачем-то ещё за 100м до пчёл натянул противогаз и ничего не слыхал, кроме хлюпанья пота в сапогах и противогазе. Жара – то под 40 градусов. Вдруг «фраер» насторожился, а я ещё  «дробнее застучал». Самир же, задыхаясь, сорвал противогаз и привстал из колючек. «Фраер» стал что-то орать по-арабски (ругался, что это его «мьёль» - мёд), но подойти тоже боялся. Пчёлам-то всё равно, кто их будет тревожить! Они же африканские! Се Африк! Так говорит постоянно мой более высокий шеф - араб. Так бесславно закончилась тщательно продуманная операция «Мьёль». 

Правда,  Самир сообщил, что так дела не делают. Он полностью «сдох» ещё на подходе. И вообще,  это пчёлы его соседа, а мёд у него появляется перед зимой, когда пчёлы от холода не летают. И хорошо, мол, что он не дополз, а то бы досталось не только ему в кустарнике (хоть он почти в броне и сдох бы не от пчёл, а от жары), но и мне, «фраеру» в дубах, да и шефу в 300 м на асфальте, и вообще - всей округе, в том числе и его личной усадьбе. Так я понял, что в этой стране давно всё чьё-то, а «халявы» нет.

А то в первый месяц после приезда «большой шеф» геолог- араб повез нас («железорудников» и меня) проследить железорудную жилу. Она прямо на каменистой поверхности, открытая. Эта жилка довела нас до скрытого в лощинке сада. Вокруг - никого. Естественно, я – к ограде. Мой русский шеф Шибрик (таакоое дерьмо) вместе со своим переводчиком (Виктор) пытались меня удержать (международный скандал!), но я, увидев, что все наши шефы- арабы уже там, захохотал, и вмиг был в саду под одобрительные ухмылки арабов, - они поняли суть конфликта. А я вспомнил кражу арбузов: «я коммунистка, мне нельзя!» Эти двое (Шибрик – Швондер) и Виктор тоже коммунисты и ужасно боялись, что им могут не продлить контракт, а то и раньше отправить в рассыпающийся Союз. Я же грыз гранат, держа ещё 2 за пазухой, и не сомневался в том, что этот поступок арабы оценили положительно.

На Высоких Плато я работал мало, так что поехали далее к югу, ближе к пустыне Сахаре.

 

Категория: Часть 3. Зрелость | Добавил: otkalo (21.06.2015)
Просмотров: 391 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar