Главная » Статьи » Часть 3. Зрелость

10. АЛЖИР: АТЛАСЫ

Вдоль Средиземного моря (на 2000км) - скалистые горы Атласы, проходящие через Марокко, Алжир и Тунис, шириной до 200км. На них леса, как в Европе, вдоль моря. Там, где скалы не уходят прямо в море, города - Алжир, Оран, Скикда, Аннаба. Иногда на скалах лепятся мелкие деревушки.

 

Участки моей работы в Алжире

 

Немыслимыми виражами вьётся чудесный асфальт (за нефть и газ!). Пляжей мало. На перевалах зимой сугробы по пояс. Леса труднопроходимые даже для «опытного полевика». Хоть деревья - пробковый дуб и горная сосна, но подлесок - колючие кусты с душистыми цветами и ежевика (ягоды невкусные). Всё это перевито лианами с огромными колючками-крючками. Удивило только деревцо «арбузьё» (земляничное дерево), хотя ягоды похожи на клубнику, но вообще-то дрянцо. Для арабов (особенно горожан) все цветы - «флёр», деревья-«арб», а грибы (маслята, рыжики) – «шампиньон», но их почти не едят.

В Европе вдоль моря такой же лес, но там полно оленей, косуль, даже немного кабанов. Здесь же арабы спороли всех копытных, остались одни кабаны, потому что их «защищает»  Коран,- свинью жрать никак нельзя. Для нас же, христиан, арабы-охотники с удовольствием их убивали и даже ловили петлями-тросами на огородах. Огороды всегда (земли мало) у леса, а то и в лесу. Огорожены они колючей изгородью от кабанов, но эти «бульдозеры» продираются «сквозь тернии» к картошке и прочим «помидорам». Да и в лесу для хрюшек раздолье: и белок- жёлуди и десерт- «земляника» падают с деревьев, и оливки под маслинами, а в садах – цитрусы, инжир, гранат. Кабаний род процветает. К тому же никаких львов-леопардов, только задрипанные шакалы, которых вепрям (собравшись бандой) тоже можно сожрать.

Охота на кабана для арабов - чудесное развлечение. В начале пьют кофе, курят, рассказывают «басни про охоту». Затем стрелки идут к вершине оврага, а через минут 30 снизу с гиканьем и улюлюканьем идут загонщики, ловко швыряя пращой камни. Убивают и уходят к своим машинам (дотрагиваться до свиньи нельзя), где их ждут подарки – кофе и пачки сигарет. Остальное - наша забота.

Подарки («кадо») арабы очень любят и, возвращаясь из отпуска (из СССР) голова забита- как бы кого из знакомых арабов не забыть. Больше всего ценится водка, но есть и очень религиозные геологи, не пьют! Одному пацанёнку (сыну соседа) я даже привёз точную копию автомата Калашникова. «Клаш!» - восторженно воскликнул его папа и удивился, как это я его провез в самолете. Сам не знаю. Наверное потому, что когда надо было глядеть на экран, таможенник- араб «докапывался» до меня, что это я везу в банках стеклянных? И только когда я объяснил ему, что это смалец и шкварки свиньи - «кошон!» он брезгливо отдернул руку от сумки.

Впрочем, знавал я одного араба, который меня учил, как правильно запекать кабанятину. А уж запрет на выпивку! Пивнушек не видно, но условный стук в «гаражную» дверь открывает такой «шалман!» Есть спец магазинчики, где продают вино и пиво. Кто ищет, тот всегда найдет. Даже есть подпольные бордели. Один раз я с трудом отбился от сутенёра. А выпить «на халяву» водки или самогону мало кто отказывался. Вначале мы самогон не гнали. Зачем? В аптеке за сущие копейки можно было купить чистейший спирт без рецепта! Года 2 мы пользовались этой поилкой, но когда аптекари узнали, что любой виски и бренди делают из спирта, он исчез. Что ж, нас голыми руками не возьмёшь, сахар-то дешёвый! Но тут уж «любители» разделились на пьянчужек, которые пили самогон, и «гурманов», производящим из него всякие водки, травнички, настойки и даже виски. Пробовали гнать из цитрусов и др., но сахар лучше.

Ну что это, господа, я  «снова о бабах да о шампанском». Вернёмся к «нашим» Атласам. Их высота довольно приличная - до 3400м. (а Карпаты- 2500м.)  Народ внешне разный - побережье. Плавали тут всякие, а потом дети «разношерстные». А вообще-то здесь проходили орды гуннов, были римляне (много оставили развалин). Славились алжирские пираты, шла бойкая работорговля. Меня удивила Кабилия - ну чистые гуцулы из Карпат. Эти вообще захотели «самостийности». Не только внешне, но и внутри похожи на украинцев. Но арабы быстро придавили их танками. Арабы вообще любят танки. В 1992г на выборах победили исламисты. Уже и президента назвали, но танки быстро вернули демократию. Мы им столько оружия надарили (вместе с инструкторами), что они своими прессованными финиками никогда не расплатятся.

Ну вот, опять о политике! Кстати, о политике. Алжирцы гордятся тем, что они почти не отличаются от европейцев внешне и не похожи на «черноногих» южан, а по моему «черножопый» звучит краше. Но и гяуров «неверных» не любят, особенно евреев -«жвив». Это синоним «жида».

Я нечаянно очень угодил своему шоферу, когда нужно было в кусты сбегать, велел остановить «Тойоту», так как мне нужно «позвонить в Тель-Авив». Шофёр удивился, а еще более разинул рот, когда я быстро вернулся и сказал: «Ну, поехали, я уже отдал долг евреям!» Минут 10 ехали молча. Шофёр сосредоточенно о чём-то думал и вдруг так расхохотался, что пришлось остановиться. Шутка мгновенно разнеслась по фирме и коллеги-арабы приходили пожать мне руку (так всегда делают за хороший анекдот).

Но в первый выезд и я «сел в лужу». Когда машину остановил геолог-араб и с бутылкой воды пошел в кусты, я (тогда совсем не знал французского) спросил у переводчика: «что это он дома не умылся?». Переводчик стал дико ржать, а потом и арабы. Оказывается, у них вода - вместо туалетной бумаги. А ведь я это знал, да забыл. Ну если уж я затронул такой «животрепещущий» вопрос, добавлю, что туалетов у них очень мало, так что «справить малую нужду» - проблема. Арабки же в своих пенджабах заходят за угол, приседают и затем идут дальше, оставив лужу. А европейки не могут – нет пенджаба и чадры. Мужики отворачиваются к стене, поливают её, а потом промокают листочком куста или поднятым камешком. А  стена-то чаще мраморная, еще римская, значит и камешек-то древнее римского, «долгоиграющий».

 На пляжах бывают и арабские семьи. Мужики плавают прямо в штанах, а женщины прямо в пенджабах и чадре заходят аж по колено в воду, но всё же взвизгивают. Особо забавно было глядеть с балкона, как в соседнем колледже за высоким бетонным забором, девчата играют (в пенджабах) в баскетбол. Но думаю, что закрываться чадрой и пенджабом (от солнца) всё же не зло, а благо. Туареги (мужики) ведь тоже «в футлярах». И моя Людмила, глядишь, не поехала бы в СССР «резать щитовидку», если бы ходила под  солнцем в пенджабе (как все приличные женщины). А то в самую жару, выставив свои нежно - розовые поросячьи телеса, русские «Машки» гурьбой прут на «сук» (базар), как бы издеваясь над арабами. Их-то бабы все в «чехлах», да и вообще сидят «в высоком терему».

 

 Сук (рынок) Алжире

 

А с другой стороны, ведь на экваторе «черноногие» аборигены ходят вообще голые. Лишь отдельные, стеснительные, одевают бамбуковую трубку на письку. Кстати, как говорил известный юморист Шолом Алейхем, «аналогичный случай был на станции Жмеринка». Только не с евреем, арабом или «черноногим».

Расскажу - ка я эту «притчу», а то всё время выставляю себя в лучшем свете. Как я уже сказал, Людмила моя уехала, пораженная «злым солнцем Африки». Я уже жил «у самого синего моря», в 100м от воды и на 23 ступеньки выше. Но между мной и морем на песке было «лежбище» арабов. А я, как мой прежний шеф «генерал В.М.», не люблю купаться в толпе. Взял маску, трубку, и побрел на восток. Через 200м пляж кончился грязным ручьём, несущим всякую дрянь из моего поселка Платан. На другой стороне, уже у скал, 2 араба успешно ловили изрядных мурен, которые собрались пожрать эту «всякую дрянь». Далее - старый причал у скал и заброшенная канатная дорога от пиритового рудника (мой поисковый участок). Отсюда французы увозили пирит в «милую Францию».   Вокруг всё сверкает от упавших глыб пирита. Даже водоросли на чистом пирите не растут, потому что пирит + вода = серная кислота. Далее 200м можно еще прыгать по глыбам (до 3м.). Здесь уже никто не попадается, кроме вездесущих мальчишек- рыбаков. Некоторые «ловили» морских ежей и, разбив камнем, поедали икру. Вкусно, я  пробовал, но жалко, икры там чуть- чуть. Далее исчезли даже мальчишки, и я продвинулся (с трудом) ещё метров 200.

И здесь увидел такое чудо, о котором и не мечтал! Это была плоская глыба метров 4х5 с настоящей ванной посредине! Да ещё вся покрыта «короткошерстным» ковром нежно зелёных водорослей. Вода из моря не долетает (штиль), но ванна наполнена после шторма. Наплававшись до дрожи (гонял осьминога и дразнил муренку), лёг погреться в очень теплую воду совсем голым. Как же! Столько солнца, море, ванна - и «на халяву» .Видимо, уснул, но всё же подумал: «не обгореть бы». Затем ещё поплавал и запрыгал, и заползал по скалам домой. Уже поднимаясь от пляжа по ступенькам домой, заметил некоторый дискомфорт в «интимных» местах и сзади. Тут же измазал весь запас сметаны, но эту ночь я не спал вообще, так как найти надлежащую позу невозможно даже в «камасутре». Я понял тогда (перебирая в памяти нечто подобное), что меня наконец-то постигла «Божья кара!»

Однажды, у моего коллеги Шурика, возле с. Ягодная поляна, в такой же «интим» впился обычный «расейский» клещ. Шурик страшно перепугался и пришел узнать, что делать, чтобы не умереть от энцефалита. Я его успокоил: «в Саратовской области нет энцефалита, окстись!» А чтобы твоё любимое яичко не заболело, аккуратно вытащи клеща, да не отверни ему башку. Нет мне не жалко клеща, просто вокруг башки будет нагноение. А потом нанеси «сеточку» йодом. «Откуда ты это знаешь?» В тайге в меня 2 раза впивался. Один раз - точно, как в тебя, а второй раз в пояс - этот был энцефалитный, спасла от смерти прививка (ранее делал) и жена,- растирала спиртом несколько часов от судорог. «Видишь, на поясе белое пятно? Иди, делай быстрее!» Вскоре все услыхали изрядный вопль. Шурик с перепугу щедро смазал, пардон, яйца йодом, и теперь готов был от боли лезть на стенку. Сделав несколько кругов вокруг палатки, он вырвался на «финишную прямую» - тропу к карасиному озерцу в лесу. Там, даже не добежав до чистой воды, он рухнул в кабанью «лёжку - ванну» и блаженно затих. А ещё генеральский сын! Папа – бывший начальник ракетного училища, а сын в свинячьей грязи! Но грязь-то лечебная, сероводородная.

И тут меня, смазанного в «некоторых местах» сметаной, осенило (как Ньютона яблоком). Да ведь и кабаны – мужики (секачи) целый день ходят под солнцем, и никто не видел кабана с лопухом на попе! Мне даже от такого «глобального» открытия стало легче, и наутро я поехал в маршрут, всё же чуть-чуть ерзая на переднем сиденье «Тойоты». «Ву сава?» (вам хорошо?)- спросил шофёр Я ответил, что «сава бьен», мол очень хорошо, но к той ванне больше не ходил. Вот ведь как! Начал с пенджаба, а закончил поросячьей попой. Вернемся  лучше к нашим баранам. А пасутся они, преимущественно, на высоких плато, сразу за  Атласами, к югу.

Категория: Часть 3. Зрелость | Добавил: otkalo (21.06.2015)
Просмотров: 336 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar